книга "Земля Уц"

"...Ибо я посетил некий божественный берег и знаю наверное,
что для сердечной боли есть мера,
а для любви и прощения - меры нет."
Ильин

перфоманс

премьера нового поэтического жанра
Служу тебе, Отечество моё!
Золушка нашла кувшин с золотом, села на камень и заплакала. Почему?
Богатые тоже плачут.
Сказание о праведном Иове

Давным-давно, едва ль ты помнишь это,
В земле старинной Уц жил человек
В пору закона Ветхого Завета
И был его благословенным век.

Бесчисленны стада, дома и земли
И урожаи пашен и полей,
Сыны его давно создали семьи,
А о судьбе прекрасных дочерей

Молва ходила, разнося по свету
Их добродетель, праведность основ...
Все к их отцу спешили за советом -
Он был пред Богом честен, наш Иов.

Старейшиной прослыл среди достойных
И дружбы уважаемых снискал
Подробным соблюдением устоев,
И Сам Господь его оберегал.

Однажды Сатана предстал пред Богом
Среди Его возвышенных сынов,
пытаясь раздражать Его дорогой,
Которую шёл праведник Иов.

"Ты Сам всё дал им. Вот они и любят
Тебя за хлеб. А ну, как забери?!
Последним словом проклянут, забудут
Тебя, Отец! Не веришь? Посмотри:

Твой верный Иов? Кожу-то за кожу
Отдаст сей мелкий хлипкий человек.
Ты создал то творение ничтожным.
Откуда разум? Короток их век."

Господь никак не внял его наветам
О тех, кого Он искренне любил,
Но искуситель лез к Нему с советом
Проверить их. И Бог благословил,

Сказав одно: "Души его не трогай,
Она лишь мне во мне принадлежит".
С тем искуситель и оставил Бога
И до сих пор, наверно, ворожит.

Прошли года... На небесах - мгновенья.
Их бедный Иов горестно прожил.
Утратив знаменитое именье,
Он всех своих детей похоронил.

В презрении слуг, оплёванный и нищий,
Всё то, что было мерзостно душе,
Теперь его же составляло пищу -
И онпротивен стал себе уже.

Сидел один, оставленный женою,
В пыли, в проказе, брошенный во тьму,
Забытый всеми, но не Сатаною,
И вот пришли товарищи к нему.

Картина жизни полная печали
Открылась им. Где ж истиная соль?
И что друзья? Конечно, обличали,
Его ещё усугубляя боль.

И он не выдержал! Главу посыпав пеплом,
Надеждой брошенный на произвол мирской,
Вскричал Иов: "В подлунном мире целом
Нет больше правды в логике людской!

Довольно! Хватит! Разве вы способны
Мои страданья взвесить на весах?
Нет мудрого меж вами! Вы свободны
От бед моих! Где праведность?! В словах?!

Никто не вступится. В неправде умираю.
Мой день, как ночь! Зачем его хранить?!
Я ныне к Вседержителю взываю:
Твой верный Иов будет говорить!

Ты свёл меня к траве! Нет! К смертной пыли!
Ты уничтожил всё, что я любил!
Моих детей, что мы с женой взростили,
Я этими руками хоронил!

Я пережил их. Страшное страданье
Ты положил. Жестокая беда...
За что? За что такие наказанья?!
Я пред Тобою праведен всегда!

Жена меня оставила, унизив,
Я нищ и немощен. Я проклинал мой день,
Когда я жил и мухи не обидев,
Чем на Тебя мог я накинуть тень?!

Да, я не свят. Но я стою открыто
Перед лицом Твоим с начала лет!
И если память правды не забыта,
Ты Сам вступись! Ты Сам держи ответ!"

Над высью гор, из устья рек, из грома
Раздался глас вселенский: "Ты ли тот,
Кто создал мир со Мной? Кому знакомо
Устройство дня, и кто замыслил ход

Всех месяцев, их суть, саму природу
Луны и Солнца, мириады звёзд,
установил законы небосвода,
Тебе дал сердце радости и слёз?

Ты знаешь, как в лесу родит волчица?
А Я её охранник от стрелков.
Я Сам смотрю, кому и где родиться,
Я посылаю для неё волков.

Да ты ли тот, кто знает роды ланей?
Ты исчислял беременности их?
Ты назначал им домом степь? А длани
Ты отверзал, чтоб накормить живых?

Твоею мудростью летают птицы?
Ты знаешь, где начало, где конец?
Ты можешь приказать заре родиться?
Ты знаешь, есть ли у дождя отец?

Я положил краеугольный камень
Моей земли, когда мои сыны
При звёздном утреннем великом ликовании
Моим твореньем столь изумлены,

Где был ты, Иов? Словом ли лукавым
Иль заблужденьем обвинял Меня?
Укрась себя величием и славой!
Излей мне ярость твоего огня!

Смири всё гордое! Я - Тот, Кто это создал!
А ты ли тот, кто знает эту нить?
Зачем ты сотрясаешь тьму и звёзды?
Да ты ли тот, кто смеет говорить?!"

"Нет. Я не тот. Я был сражён печалью,
И вот Ты предо мною в небесах
И вижу всё творенье от начала:
Ты есть Любовь, я ж пред Тобою - прах.

Я не смирял с Тобой единорога,
Дочь лука не подруга мне в пути.
И если что имел, просил у Бога.
Мне нечего сказать Тебе.Прости."

"Мой верный Иов! Божий Дух творенья
Тебя создав, в тебе же и живёт.
Ты умилил Меня своим смиреньем.
Тебя благословляю. Ты есть тот,

Кто дорог Мне. Ты тот, кого люблю Я.
Я вновь благословил тебе детей,
Имение, но уж не потерплю Я
Пустых молитв твоих пустых друзей.

За обличителей своих молись, как прежде,
Они уж просят у тебя в дому.
Я их не слышу. Тщетны их надежды.
Я лишь твоё лицо за них приму."

Тот помолился. И Господь по слову
Ему благословил сто сорок лет,
Семь сыновей, три дочери, а злого
Никто не вспоминал. Таков завет.

Вот весь рассказ. Не борльше и не меньше.
И стория. И всё-таки честней
Сказать, что не было на свете женщин
Прекраснее его трёх дочерей.
© 2007-2012 Люся Моренцова события проекты настроение избранное контакты фотогалерея
Разработка сайта: Студия "Силуэт"