книга "Земля Уц"

"...Ибо я посетил некий божественный берег и знаю наверное,
что для сердечной боли есть мера,
а для любви и прощения - меры нет."
Ильин

перфоманс

премьера нового поэтического жанра
Служу тебе, Отечество моё!
Последние слова золушки: "Крестная, а как выбраться из этой тыквы?"
Надо взять и уехать

Если просто уехать, то будет честнее.
Я найду себе мачо в прибрежном кафе,
И опять, не сразясь за союз Гименея,
Закажу вместе с мачо коньяк и парфе.
Что ж тут кажется странным: прождать две недели
Телефонных звонков и обугленных встреч?
Ты не знал, что от голоса плечи немели?
Я мечтала, чтоб ты захотел их беречь...
Надо взять и уехать. Поэзии парус
разорвали поэты на тысячи строф...
Мне осталась такая тупая усталость
И способность читать о себе между строк.
Ты... Не нашего поля рискнувшая птица?
Чайка Джонатан верил в себя и в мечту.
Мне случилось однажды нелепо влюбиться
И за гранью добра пропахать за версту.
Что ж, я помню кульбиты, прекрасное небо
И отсутствие тяги до звёзд долететь.
Но я вижу теперь: там, где я, там ты не был.
Ты не знаешь, что значит уже не хотеть.
Люди скажут опять про размер стихотворный...
Я устала, как тысяча смертных девиц
От того, что ношу в женском сердце покорном
Молчаливую правду смиренья цариц.
Я была там. И часто теперь там бываю...
Я про Ричарда Баха и жизнь без прикрас.
Только стаи там нет. Я одна тут летаю.
И по-детски по-прежнему плачу про нас.
© 2007-2012 Люся Моренцова события проекты настроение избранное контакты фотогалерея
Разработка сайта: Студия "Силуэт"